Ставка в 17% не остановит валютных спекулянтов


Центральный банк повысил ключевую ставку до 17%. Это не решает поставленных задач в сфере стабилизации курса рубля, но имеет множество резко негативных эффектов для экономики.

Во-первых, решение Банка России выбивается из ранее заявленной логики: говорилось, что ЦБ делает акцент на инфляционном таргетировании, и ключевая ставка для него — именно инструмент минимизации инфляции. Де-факто резким увеличением ставки монетарные власти отреагировали не на рост цен, а на ослабление рубля. Такого рода непредсказуемость действий мегарегулятора лишь увеличивает напряжение на рынке и подпитывает негативные ожидания его участников. Мы опросили довольно большое количество рыночных игроков — все они ждут дальнейшего повышения курса доллара и не рассматривают повышение ставки до 17% как фактор, который сдержит этот процесс.

Второй момент: к ключевой ставке в 17% годовых банки накидывают маржу 3–7%, в результате для конечного заемщика ставка по кредиту переваливает за 20%. Это означает остановку почти всех инвестпроектов, которые реализуются в том числе за счет банковского кредитования. Лишь немногие высокорентабельные отрасли способны выдержать такую ставку. 

При этом важно, что речь идет о средней ставке. Госкомпании, вероятно, будут получать более крупные кредиты с более низкой ставкой. Следовательно, для малого, среднего и даже крупного (но не сверхкрупного) бизнеса ставка будет даже выше средней. Если ключевая ставка останется на этом уровне, об инвестиционном процессе в России можно будет забыть как о массовом явлении. Это будут отдельные, связанные с госкомпаниями инвестиции. И уже точно в ближайшие месяцы или даже полгода–год ситуация с инвестициями будет сложной.

Третье: на наш взгляд, увеличение ключевой процентной ставки не является адекватной мерой для того, чтобы остановить рост курса доллара. Более эффективное решение — вывести госкомпании с валютного рынка. Средства для того, чтобы погасить внешний долг, уплатить по нему проценты или занять на покупку импортного оборудования можно искать и без выхода на этот рынок. Для этого есть Внешэкономбанк: ЦБ может выделять валюту ВЭБу напрямую для удовлетворения спроса госкомпаний, для которых можно было бы устанавливать отдельный курс. В результате возник бы отдельный канал поддержки, не связанный с остальным валютным рынком. Это в значительной степени сократило бы спрос на валюту на рынке. И, конечно, это было бы гораздо эффективнее, чем те драконовские меры, на которых настаивают отдельные эксперты вроде 100-процентной продажи экспортной выручки. Выведение госкомпаний с валютного рынка это более мягкая мера, к тому же не затрагивающая интересы частного бизнеса.

Четвертый момент: ЦБ не учитывает мотивы различных игроков на валютном рынке. Надо четко разделять, с одной стороны, так называемые «валютные спекуляции», а с другой — нормальное поведение рыночных игроков: помимо выплаты кредитов по иностранным займам, это репатриация прибыли от ранее вложенного иностранного капитала на территории России и репатриация самого этого капитала, закупка импортного оборудования под верифицированные импортные контракты.

К активности первого рода вполне можно относиться лояльно, со спекуляциями же надо действовать жестко. Многие страны мира, испытывавшие атаки на свои валюты, давно выработали способы взаимодействия и коммуникации в таких случаях. Большая часть игроков, ведущих спекуляции, конечно, связана с банками, которые рефинансируются в ЦБ. Но выясняется, что при ставке 17% и даже выше, при уверенности, что курс доллара будет расти и дальше (а такие ожидания сейчас есть), заработать на валютных спекуляциях можно больше, чем потерять на уплате ЦБ процентов по рублевым займам даже по таким высоким ставкам.

Пресекать спекулятивную деятельность коммерческих банков можно разными способами: проводить специальные проверки, выносить предупреждения, предавать огласке какие-то их действия. Необходима лояльность взамен на лояльность: ЦБ не активизирует отдельные надзорно-контрольные политики в обмен на то, что тот или иной банк отказывается от столь примитивных и разрушающих российскую экономику действий, как валютные спекуляции. Чтобы добиться этого, нужен достаточный уровень квалификации работников ЦБ и использование западной практики, которая в таких случаях уже отработана.

Антон Данилов-Данильян,
Сопредседатель «Деловой России»
Материал «РБК»

Комментарии